Разделы:

pedagog

Новости

«Говорят, это не первый проданный ребенок»: новые подробности в деле учительницы

535

15:05, 28 Ноябрь 2016

Change

Найбільш цікаві новини

История с учительницей из Люботина, которая якобы пыталась продать ребенка на органы за 13,5 тысяч долларов, наделала много шума.  И, казалось бы, зло наказано – девочку вернули маме, учительница ждет суда под стражей. Тем не менее, в истории остается много непонятных вопросов.

«КП» в Украине» пообщалось с коллегами и односельчанами Галины Коваленко.


Тема номер один для разговоров


Село Манченки на Харьковщине, где живет Галина Ивановна, за последние пару дней видело много гостей: дорожки у домов семей Коваленко и Парня (семья 13-летней Оли) вытоптали журналисты, а местные жители то и дело возвращаются к теме номер один – Галина Ивановна, из «вооон того дома», хотела продать Олю с соседней улицы. Где правда, манченковцы и сами не знают: следят за новостями по телевизору и с нетерпением ждут выходных, когда их Олю и ее маму Иру будут показывать в популярном ток-шоу.

— А вы знаете, у нас тут никто не верит! – не успеваем поздороваться, как нам с порога отбарабанивает свои мысли почтальонка Тамара Андреевна, у которой мы решили узнать дорогу.

Здесь она знает всех, посетителей на почте нет, поэтому пару минут своего времени она с радостью уделяет нам. Рассказывает, в последние дни о приветливой Галине Ивановне только в селе и говорят. Правда, на то, что она хотела продать девочку, а тем более на органы, здесь никто не купился.

— Про семью Оли ничего говорить не хочу… Там у Ирины еще мальчик был маленький, утонул, знаете ли… А вы к ним? А их же на Киев забрали! – оглушает нас новостью. – Ну, если Леня дома, то сходите к нему поговорить, он человек хороший, покажет вам, где Ирина живет.

Живут Коваленко и Парня на самой окраине села. В селе, рассказывают местные, как таковой работы нет – раньше неподалеку была крупная птицефабрика, но ее выкупили, поголовье уменьшили, работы почти не осталось: кто ездит зарабатывать в Люботин, кто в Харьков, а кое-кто и вовсе сложил руки — потихоньку доживает свое за стаканом водки.


Муж от комментариев отказывается


Ворота усадьбы Коваленко покрашены в зеленый с желтым, видно, что за порядком тут следят. Лавочка, звонок и табличка, что во дворе пес. Пес нас сразу учуял и залился громким лаем. Леонид Алимович, муж Галины Ивановны,  в свитере и с телефоном в руках открывает двери.

— Простите, я занят, не могу сейчас говорить, — кидает нам статный мужчина и безапелляционно захлопывает дверь.

Залог, под который его жену могут выпустить из СИЗО — 413 тысяч гривен. Как ранее писал Коваленко в соцсетях начальнику харьковского ГУ Нацполиции Анатолию Дмитриеву – денег у них нет, откупаться им нечем.

— Я не буду ничего комментировать, простите, — неожиданно пенсионер МВД возникает у нас перед глазами и произносит эту фразу с такой тоской, что обижаться на него просто невозможно.

Пока двери вновь захлопываются, успеваем рассмотреть двор: небольшой, но опрятный, дом, еще одна постройка, виноград, огород. Особого шика или богатства у Коваленко не видно.


«Говорят, что это не первый  проданный ребенок»


Двор, где живет Оля Парня с семьей, сегодня пустует: маму Ирину и девочку телевизионщики увезли в Киев, снимать передачу. Их сосед Александр рассказывает, Ира звонила одной из соседок, сказала, что их поселили в гостиницу, и что у них все в порядке. Младших детей на время отсутствия матери забрала старшая сестра Оли – Милана. О ней в селе говорят многое, чаще всего – «непутевая». А вот плохого слова об остальных членах семьи Парня мы не услышали.

— Я о случившемся узнал от журналистов: вышел за водой, а тут и с СТБ, и с других каналов, все с камерами, — вспоминает сосед. – Галина Ивановна – хорошая, общительная женщина, приятная. Она на экскурсию в Славяногорск половину села возила: моя семья ездила, столько фото было, эмоций.

Мужчина по поводу всей истории с продажей откровенно негодует: хоть факт передачи денег был, но вся картинка целиком уложиться в его голове не может. Говорит, что семья Парня не такая, откуда детей нужно спасать, да и сама Галинка – женщина хорошая.

— Я бы не сказал, что долги: он – бывший милиционер, она – учительница… Денег сейчас всем не хватает, но чтобы такое! У нас тут никто не верит – село маленькое, все друг друга знают, правда, некоторые говорят, что это не первый ребенок, ну вы понимаете, — загадочно произносит мужчина.

— То есть, говорят, что Галина Ивановна и раньше продавала детей? А что какой-то ребенок пропадал? – не отступаю я.

— Ну что вы?! Это же село, люди говорят… — пошел на попятную мой собеседник.


Никакой политики – работа-дом


Семья Парня живет не по прописке, рассказывают в селе, Ирина сошлась с дядей Васей за пару-тройку хат от них и переехала туда, чтобы не жить на две усадьбы, и хозяйство легче было вести. В их доме за бледно рыжими воротами сейчас никто не живет, а одно из окон затянуто целлофаном. Идти до Коваленко от них – дело двух минут. В том, что Галина Ивановна часто навещала семью, ничего необычного селяне не видят – она женщина общительная и с соседями всегда дружила.

— Дети у Ирины и одеты, и накормлены, огород вспахан, как у всех людей, не попрошайничают, родители тоже хорошие, не бухают, — продолжает Александр. — У нас с Ленькой огороды соприкасаются, всегда делим на глаз, никогда не ссорились, что кто-то у кого-то метр забрать мог. Хорошие они люди.

Сторону в этой истории не могут выбрать и другие соседи: в местном магазине вздыхают и разводят руками, не понимая, что происходит, правда, твердо сказать, что Галину Ивановну подставили, тут не решаются. На суде учительница заявила, что в ее аресте, возможно, замешана политика, правда, каким образом — селяне понять не могут.

— Какая политика? Она жила ведь дом-работа, работа-дом, — вздыхает женщина.

О трагедии в семье Коваленко в Маченках (их дочь-студентка погибла в ДТП) знает практически каждый.

— Место здесь есть не хорошее возле моста, вот совсем недавно там парень разбился на мотоцикле. А лет 10 назад Каролина погибла, — говорят жители. – Вроде как осудили кого-то за ее смерть, по-моему, за рулем был кто-то луганский…

Кстати, на вопрос – не была ли семья Парня как-то причастна к гибели Каролины, Коваленко на суде ответила отрицательно.


Оля будет продолжать учиться в интернате


В селе Маченки есть своя школа. Хоть она и далеко от улиц, где живут Коваленко и Парня, но детей на уроки возит школьный автобус, поэтому сложностей у жителей с доставкой детей на учебу не возникает. Александр говорит, его 11-летняя дочь ходит в местную школу, и он ей весьма доволен: класс небольшой, знания дает неплохие, много денег на нужды не требуют. Плюсами школы в Люботине, где преподавала Галина Ивановна и училась Оля, называет лишь проживание и хорошее питание детей. В самом «Дивосвіті» гостей не гонят. На территорию мы заходим без проблем и вопросов, подходим к главному корпусу, там в коридоре нас встречает учитель.

— Смотрите сами, дети веселые, не подавленные. Мы от них ничего не скрывали – все слышали, все знают. Родители детей не забирают, они, конечно, звонят, мы как можем, объясняем, успокаиваем. Надеемся все это скоро разъясниться, — рассказывает педагог.

Находится в «Дивосвіті» приятно: там тепло, пахнет школьной едой, чисто, а на стенах развешаны работы учеников – картины красками, аппликации, поделки из бумаги. Территория интерната большая: несколько корпусов, спортивных площадок, за забором – березовая роща. Расположена, к слову, школа в тихом районе, немного в стороне от частных секторов.

— У нас сейчас выставка на 2 этаже наших учеников. Жаль, что все приезжают к нам не из-за хорошего повода, — продолжает женщина. – Мы заведение молодое, только раскручиваемся, очередей к нам нет, но детям у нас нравится. Мама Оли уже звонила, сказала, что, несмотря ни на что, девочка продолжит учебу здесь. Сейчас мы дали ей небольшую передышку, чтобы она пришла в себя, да и интерес детей поутих, а то, как Оля придет, они ее замучают расспросами.

Об учительнице украинского языка плохого слова сказать в интернате не могут – ученики говорят, что Галина Ивановна «нормальная», а коллеги признаются – еще не отошли от шока, верят, что следствие вскоре расставит все точки над «і».


Прямым текстом


В среду суд избрал меру пресечения для Галины Коваленко – два месяца под стражей с правом выхода под залог.

В ходе заседания был заслушан телефонный разговор между подозреваемой и неким Игорем, в котором шла речь о приобретении девочки – «чем моложе, тем лучше».  Игорь особо упирает на анализы, подчеркивая, что ему нужен здоровый ребенок.

— И вы мне скажите, если она пропадет, через сколько кинутся? – уточняет мужчина

— Ну будут тыняться, ходить, мурыжить, все вокруг скажут, что это такая же судьба, как и у старшей – побежала к дальнобойщикам, села и куда-то укатила. Вот старшая ушла, родила ребенка, и в неизвестном направлении ушла, — отвечает женский голос, который якобы принадлежит подозреваемой.

Женщина подчеркивает, что девочка «чистенькая, светленькая», а семья настолько неблагополучная, что дети постоянно сбегают.

На суде Галина Коваленко заявила, что ее хотят устранить, но кто и за что – она не знает. А с деньгами ее поставили. Она ловила попутку от Люботина до села, уже в машине водитель начал что-то расспрашивать за Олю, а потом швырнул ей деньги.

Подтвердила она и информацию о долгах — должна была в общей сложности двум банкам 42 тысячи грн.


Из протокола допроса 13-летней Оли


19 и 20 ноября Галина Ивановна часто у меня спрашивала приду ли я в понедельник на занятия. 21 ноября Галина Ивановна дала мне 100 грн и попросила купить печенье в соседнем магазине. Когда выходила, возле магазина стояло 2 автомобиля: один красного, второй серебристого цвета. Когда я вышла из магазина, то стекло передней пассажирской двери открылось, и я там увидела Галину Ивановна, она сказала, чтобы я подошла к серебристой машине, пояснив, что там моя сестра Милана, которая уже длительное время не живет с нами. Я подошла к этой машине, в ней открылись задние двери со стороны водительского сидения, и женщина, которая там сидела, как я позже узнала, это был сотрудник полиции, сказала, что в машине Миланы нет, и меня хотят продать, и заставила сесть в машину. В машине также сидели мужчины, я начала сопротивляться, они меня уговаривали, говорили, чтобы я не боялась, что они отвезут меня домой или в интернат, однако я очень испугалась, и вырвалась и быстрыми шагами ушла в сторону интерната. Хочу сказать, что Галина Ивановна – хороший учитель, я ей доверяла.


Что произошло?


Педагога школы-интерната «Дивосвіт» в Люботине обвинили в продаже 13-летней ученицы за 13, 5 тысяч долларов. В прокуратуре говорят, что Галина Коваленко 8 месяцев вынашивала план и искала клиента на продажу девочки, тщательно отбирала претендентов. Летом заставила мать Оли, живущей по соседству, перевести ребенка в интернат, а 21 ноября при заключении сделки педагога поймали при передаче денег за подростка. Муж учительницы Леонид Коваленко, считает, что его супругу подставили, а сама Галина Ивановна со следствием сотрудничать отказывается – ее взяли под арест с правом выхода под залог.

Теги:

Загрузка...

Читайте также

Загрузка...