Разделы:

Уильям Гибсон

Личности

Уильям Гибсон: «Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено»

1892

12:09, 17 Март 2016

Change

Найбільш цікаві новини

Американский писатель-фантаст Уильям Гибсон заслуженно пользуется уважением коллег и любовью читателей по всему миру. Он вошел в историю современной литературы как основоположник нового течения в фантастике – киберпанка. В то время как другие фантасты истощали свою выдумку в попытке сказать что-то новое в «космическом» жанре, Гибсон обратился к теме высоких технологий и виртуальности. Став своим для миллионов хакеров и всех мало-мальски уверенных пользователей Сети.

Уильям Гибсон

Его книги – «Джонни-Мнемоник», «Нейромант», «Мона Лиза Овердрайв» etc. посвящены информационной матрице и контролю над человеческим сознанием, внедрению виртуальности на уровне масскультуры, развитию биотехнологий и искусственного интеллекта. Он придумал массу терминов, которые успешно прижились в сетевом сообществе – в том числе и «киберпространство».

Но самое любопытное в том, что сделал это он еще на заре становления информационных технологий и Интернета – в начале 80-х прошлого столетия. Рассказ «Джонни-мнемоник», на который был снят фильм с Киану Ривзом, появился в 1981-м, а дебютный – и самый известный роман «Нейромант» датируется 1984-м.

«То, что в «Нейроманте» описано как сеть будущего, как интернет, на самом деле совершенно не похоже на настоящий интернет. Я описал нечто. Я не смог правильно угадать, чем это будет, но у меня получилось передать ощущение от этого «нечто». И благодаря этому ощущению я опередил всех, — вспоминает писатель. — Дело даже не в том, что другие предсказания были хуже. Просто в начале 80-х вообще очень мало фантастов обращали внимание на компьютерные сети. Мне повезло, невероятно повезло».

Сейчас признанный мастер жанра, разменявший свой седьмой десяток, продолжает рисовать сценарии мрачного будущего и философствовать на тему места человека в бездушном мире киберорганизмов. Ко дню рождения писателя мы подготовили подборку цитат из его книг, которые – надеемся – вызовут у вас желание взять в руки книгу и узнать немного больше.

Уильям Гибсон

— Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено.

— Я тоже не люблю делать что-нибудь просто, если это можно сделать через задницу. («Нейромант»)

— Прочитать мысли невозможно. Ты и сам далеко не всегда можешь сказать, о чем сейчас думаешь. Мысль не всегда можно передать словами, и выражая ее через речь, ты, как правило, искажаешь ее. («Нейромант»)

— Прислушивайся к своему страху. Может быть, он твой единственный друг. («Нейромант»)

— Количество крови у среднего человека примерно равно ящику пива. («Нейромант»)

— Вы замечали когда-нибудь, что посетители баров готовы разъяснить любую, самую темную тайну человечества? Достаточно трех стаканов. («Страна призраков»)

— Никому не заставить умных людей бороться с системой, которая предоставляется им вполне разумной. («Машина различий» с Брюсом Стерлингом)

— По неисповедимой мудрости господней почти все, что развращает душу, разлагает также и плоть. («Машина различий» с Брюсом Стерлингом)

Уильям Гибсон

— Наркотики — вообще скучная штука. Во всяком случае, когда этим занимаются другие. («Нейромант»)

— У всех хорошая память. Только не все умеют ею пользоваться. («Нейромант»)

— Нынче, когда красота доступна каждому — и за вполне умеренную плату, — отсутствие оной воспринимается как своего рода доблесть. («Нейромант»)

— То, что мы привыкли называть рассудком, – не что иное, как самоуверенный нарост, который совсем недавно появился на зверином мозгу. («Распознавание образов»)

— Обычно так и происходит с новыми технологиями: самое увлекательное применение – на поле брани или в галерее. («Страна призраков»)

— То, что произойдет потом, вырастает из того, что происходит сейчас. («Идору»)

— Люди богатые и знаменитые редко бывают таковыми по чистой случайности. Можно по случайности стать богатым или знаменитым, но чтобы и то и другое сразу — это уж слишком. («Идору»)

— Большое зло не блистательно, оно просто возникает из заурядного мелкого зла, если тому дать возможность вырасти. Выросшее, оно приводит к более страшным последствиям, но остается лишь суммой обыденной человеческой подлости. («Периферийные устройства»)

— У душ есть ограничение по скорости, они отстают от самолетов и прибывают с задержкой, как потерявшийся багаж. («Распознавание образов»)

— Каждый в чем-то немножко урод. Лишь бы не выродок. («Периферийные устройства»)

— Разбитая мечта — такой же мусор, как и все прочие битые, ломаные вещи. («Идору»)

Как писатели-фантасты, мы почти всегда ошибаемся. В основе нашей репутации провидцев лежит способность людей изумляться когда нам удается что-то угадать.

В известном смысле, если ты недостаточно часто ошибаешься, когда придумываешь воображаемое будущее, значит, ты просто недостаточно стараешься. Твое воображение не работает на полную. Потому что если дать ему волю, ты будешь ошибаться, и ошибаться много.

Вам также понравится:
Бернардо Бертолуччи – 75 лет: секс, фрейдизм и коммунизм
В память о «пятом Битле»: 8 фактов из жизни Джорджа Мартина
Шэрон Стоун: “Женщина должна знать себе цену – но никогда не называть ее”

Загрузка...

Читайте также

Загрузка...