Разделы:

Украина завтра

Все кредиты, которые сегодня берутся, – это чьи-то депозиты, которые завтра не вернутся

2157

13:02, 11 Август 2015

Change

Найбільш цікаві новини

Анатолий Гулей – один из самых уважаемых и востребованных экспертов банковского сектора, бывший глава крупнейшего госбанка Украины, который сегодня учит студентов финансовой грамотности в различных учебных заведениях, включая Чешский банковский институт. 

В своем интервью, первую часть которого мы публикуем сегодня, известный банкир рассказал о том, как мы сами довели украинскую банковскую систему до кризиса, почему 95% граждан Украины не доверяют банкам свои деньги, и почему он опасается слова «реформы». 

Анатолий Иванович, Вы работаете в банковской̆ сфере с 1996 года, возглавляли один из самых больших государственных банков Украины – «Ощадбанк». Можно сказать, что на Ваших глазах прошло становление украинской банковской системы.

Абсолютно верно. Мое мнение, что именно настоящая жизнь банковской системы в Украине началась 1 сентября 1996 года, когда в стране появилась своя валюта — гривна. Вот с тех пор банковская система начала работать полноценно: не было ни купонов, ни карбованцев, ни рублей, в стране были все признаки государственности.

Как вы думаете, почему за все время независимости банковский сектор не стал опорой экономики страны?

На этот Ваш вопрос отвечу своим вопросом, как в Одессе: «А Вы считаете у нас в стране: Политизированная экономика или Экономическая политика доминирует?». Как только мы себе отвечаем на этот вопрос, сразу все понятно, кто и чем тут занимается. Мы играем экономикой страны в политические игры, поэтому экономические законы у нас не работают. Все упирается в наличие политической воли – или она есть, или нет. Но, главенства закона и уважения к Конституции у нас, к сожалению, «в крови» нет. Правовой нигилизм и финансовая безграмотность – вот истинные причины нашей бедности. Спрос на интеллектуальные технологии и научные разработки для инноваций в развитие страны – большая редкость.

В 2014 году Украина потеряла от падения экспорта в Россию более 5 млрд. дол., в то время как прирост экспорта в ЕС составил 250 млн. дол. Связано ли резкое падение курса гривны с этими показателями, и какие сегодня факторы наиболее влияют на курс национальной валюты?

Дисбаланс между экспортерами и импортерами в 2013 году доходил до 10 млрд. дол. Это говорит только об одном – о том, что, начиная с 2010 года, экономика не развивалась равномерно, а работала в основном на закупку импортных товаров для населения, вместо того, чтобы поддерживать отечественного товаропроизводителя. Так долго не могло продолжаться.

Нам нужна была только управляемая инфляция. Управляемая нами инфляция – это когда мы понимаем и допускаем рост курса доллара до того уровня, который оставит нашу экономику конкурентной. Но когда мы привязали курс к 5 гривнам, а потом к 8 гривнам за доллар, мы фактически лишили нашу промышленность конкурентоспособности, которая еще и очень энергетически зависимая, не давая возможность увеличивать ВВП и поднимать доходы населения.

Мы, как бы, остановились во времени и пространстве, потеряли возможность превращения денег в капитал – «товар-деньги-товар». Но наряду с этой формой мы находим и создаем другую, специфически отличную от неё форму «деньги-товар-деньги» – то есть превращение денег в товар и обратное превращение товара в деньги, куплю ради продажи!!!

В то же время мы все хотели жить хорошо, нам нужны были модные компьютеры, мы хотели смотреть плоские телевизоры. И поэтому потребности населения удовлетворялись максимально – а это все импорт. И вот этот дисбаланс между экспортерами и импортерами покрывался за счет внешних заимствований.

То есть население само виновато в том, что сложилась такая ситуация?

Мы с вами находимся на сложном этапе развития нашего общества – этапе потребления, и мы – самые обыкновенные потребители. Мы готовы много потреблять, но не способны при этом много производить. Мы просто эгоистически жадные люди, которым много всего надо, особенно импортного, делающего нашу жизнь удобной.

И вот на этих потребительских настроениях банковская система, начиная с 2004 года, спокойно начала выдавать потребительские кредиты на все случаи жизни. В результате чего, мы с помощью паспорта могли покупать телевизор/холодильник, не имея на то постоянного источника дохода и перепродавая свою ожидаемую зарплату на следующих 2-5 лет.

Сегодня бизнес и простое население, которое имеет хоть какие-то сбережения, какие-то деньги, пытаются найти островок стабильности среди украинских банков. Недавно прозвучало заявление от НБУ о поддержке, как они назвали, пяти «системообразующих» банков. Насколько такие заявления имеют под собой реальную почву? И как вы считаете, насколько это в принципе может повлиять на ситуацию в банковской сфере, и что будет с остальными банками?

Национальный банк, не очень последовательный в своей стратегии в 2014 и 2015 годах, сначала заявляет о поддержке 35 банков из первой и второй группы, которые являются «системообразующими», потом он уменьшает свою поддержку до 18 банков первой группы, а сегодня мы услышали о 5 банках. Я так понимаю, что следующая цифра – это 3 банка с государственным капиталом, имеющих право претендовать на бюджетную помощь.

Сегодня нужно говорить о 40 банках, где присутствует иностранный капитал. Эти банки чувствуют себя достаточно устойчиво в период финансового кризиса, материнские банки помогают им с увеличением капитала и выравнивают ситуацию с существующим дисбалансом на валютном рынке. Поэтому мы можем говорить о том, что в пределах 80  из 141 работающего банка банковская система будет устойчива. Остальные банки вынуждены будут пройти сложный 10 летний путь увеличения капитала банков акционерами.

Все остальные банки пройдут через кризис и потерю адекватности банковского капитала, и если в течение 5 лет эта адекватность капитала не вернется в норму 10% – мы получим атрофированную банковскую систему, которая не сможет кредитовать, не сможет поддержать отечественного товаропроизводителя, не сможет помочь нашему обычному гражданину открыть свой бизнес. Мы можем говорить, что банковская система превратится в расчетно-кассовый центр, где можно будет обменять 100 долларов (если они у вас еще останутся) на какие-то деньги – никто не знает, это будет полкилограмма или килограмм банкнот.

Насколько вы оцениваете целесообразность выведения с рынка таких больших банков, как, к примеру, «Форум банк», «Надра банк»?

Моя позиция была одна и та же и год назад, полгода назад и сейчас: я считаю это большой ошибкой, и ни в коем случае эти банки нельзя было выводить с рынка. Существует достаточно много финансовых инструментов для того, чтобы убрать те проблемные активы, которые были в этих банках. К сожалению, отсутствие или присутствие политической воли разрешает эти банки выводить с рынка одномоментно или, будем говорить так, в течение одного дня – вводится временная администрация, приостанавливается банковская лицензия, и на этом все банковское обслуживание заканчивается.

Такие действия еще больше увеличивают проблемы доверия населения к банкам…

Я хочу Вас расстроить: если говорить о цифрах, то население к банковскому кризису относится достаточно скептически, как и к самой банковской системе, к банкам и регулятору, который управляет этой банковской системой. На сегодняшний день доверие к банковской системе находится на уровне 5%, то есть 95% граждан Украины не доверяют банковской системе свои деньги. Около 20 месяцев подряд, начиная с октября 2013 года, из банковской системы уходят вкладчики с деньгами, и они уходят в наличный рынок, развивая теневой рынок, который уже составляет официально 42% экономики страны.

По разным оценкам, это 100-150 млрд…

Это уже неважно, какая сумма не работает на экономику страны. Нет доверия и нет механизмов возврата денег населения для кредитования экономики страны. Нужна стратегия возврата доверия населения к банковскому сектору. Поэтому мы вынуждены стоять с протянутой рукой и просить 15 млрд. долларов помощи от МВФ, в то время как 92 млрд. долларов находятся у нас с вами и не возвращаются в банковский сектор.

Теперь давайте вернемся к возможностям – что теряют банки. Средний валютный депозит в банковской системе сегодня составляет 4 тысячи долларов. Защита вкладчиков в банковской системе, которая сегодня существует посредством Фонд гарантирования вкладов – 200 тыс., абсолютно решает эту проблему доверия. И она не является катастрофической для простого человека, который сохранил до 8 тысяч долларов у себя на «черный день». Хотя, когда у меня спрашивали о возможном наступлении «черного дня» в банковском секторе, я всегда отвечаю, что когда не можете вернуть деньги из банка – это и есть Ваш «черный день».

Тем не менее, мы говорим о том, что абсолютное недоверие граждан Украины к банковской системе – это большое разочарование для развития общества. Экономика на сегодняшний день не кредитуется, потому что население не несет депозиты, депозиты не превращаются в кредиты, кредиты не превращаются в товары, товары не превращаются в налоги, налоги не превращаются в пенсионные выплаты нашим гражданам – это разорванный денежный круг.

Что будет, по Вашему мнению, с курсом гривны в связи с принятием закона, который позволяет Кабинету министров приостановить выплаты по внешним долгам?

Ничего не будет с курсом гривны до завершения переговорного процесса. Просто ничего не будет. Декларировать – это одно, а делать – это другое. Поэтому не придавайте значения словам, которые не несут за собой действий. В частности, данное постановление – это всего лишь право на возможность выравнивать в переговорном процессе с внешними кредиторами новые условия реструктуризации долгов. В частности, у кредиторов сразу исчезла опора, из-за которой они продолжали упираться.

А если вернёмся к тому, что огромный финансовый ресурс для государства – это сбережения граждан. Как вы видите возможность вернуть доверие населения к банкам?

Для того чтобы население вернуло деньги в банки, существуют очень простые шаги. Но они не являются интересными в той части, когда они будут нужны росту экономики. Я думаю, что еще не пришло время банкам просить людей возвращать деньги в банковскую систему, потому что не все структурные изменения в экономике произошли. Ждем.

Даже если люди вернут деньги в банковскую систему, и мы начнем кредитовать предприятия, в которых в себестоимости товара 63% – стоимость энергоносителей, и этот товар мы не можем продать ни в Европу, ни в Россию, ни у себя на рынке, то я думаю, что мы делаем какие-то экономические глупости, а не производим нужные товары.

Поэтому, давайте честно мы скажем следующее: нам нужно провести оздоровление банковской системы, нам нужно убрать проблемные банки, которые занимаются не банковскими операциями и которые позволяют определённым финансово-промышленным группам злоупотреблять на сбережениях граждан. Это нельзя делать. В любом случае банковская система должна быть чистой от теневого капитала, от злоупотреблений, от коррупции. Если хотя бы один «остров» будет чистым, тогда на этом острове будет собираться здоровый капитал, который вытащит всю банковскую систему из этой сложной ситуации, в которой мы находимся. А кредитуя промышленность, которая также является чистой, прозрачной и не коррупционной, мы вытащим всю страну из кризиса. Вот и все. Просто нужен новый и чистый «банковский остров» после кризиса.

И этот остров должен заселиться новыми людьми…

Правильно, абсолютно правильно. Новые лица – новая энергия жизни.

Скажите, есть ли такие специалисты в Украине? Привлечение иностранных специалистов воспринимается не очень позитивно.

Для меня новые люди — это люди с новым мышлением. Вопрос: новые люди со старым мышлением или старые люди с новым мышлением? Комбинаций может быть много. Давайте говорить, что Украине нужны люди с другим мышлением. Потому что слово «новое» меня, честно, немного пугает. Новое – это что-то страшное и непонятное из будущего. Мало того, старое меня также пугает, как и слово «новое» из прошлого. Поэтому я бы хотел, чтобы пришли люди с другим мышлением. Меня интересует, например, интеллектуальное мышление менеджера, меня интересует технологическое решение поставленной задачи, инновационное решение возникшей проблемы… А почему нет людей с таким мышлением? Где эти люди? Да сегодня спроса у общества на этих людей просто нет. Вот мы и ищем.

Много таких специалистов с другим мышлением среди Ваших коллег?

Люди с другим мышлением не готовы предлагать себя, у них нет понимания государственного решения кадрового вопроса, где государство должно быть заказчиком таких высоких специалистов для страны. Вопрос в профессиональной пригодности чиновника, который представляет государство, и второй вопрос  – в чистоте профессионального подхода самого специалиста. Мы видим в исполнении совершенно разный механизм решения проблемы. Общество еще не готово меняться. Это наша беда.

Скажите, пожалуйста, как банковский сектор сегодня может помочь бизнесу? При ставке рефинансирования 30% банки не могут предложить адекватные процентные ставки, особенно для малых и средних предприятий, которые не могут оплачивать более 15-17%. А для экспортёров введен режим обязательной продажи 75% валютной выручки.

На сегодняшний день это очень актуальный вопрос. Любой кредит, который вы сегодня получаете, с высокой вероятностью вы не вернете. Нет такой рентабельности в производстве товаров, плюс инфляция и возможные валютные риски.  Только краткосрочные спекулятивные операции могут обеспечить такую высокую доходность. Другое дело, если это ваш личный бизнес, то вы готовы рискнуть потерять личное имущество на спекулятивных ожиданиях. Поэтому я думаю, что 30% – это психологическая планка отсекания. И это как раз тот барьер доверия между клиентом и банкиром – то есть когда клиент говорит честно: мое предприятие такой кредит не сможет банку вернуть.

Но в то же время страдает очень много действующих предприятий, малых и средних, которым крайне нужны оборотные деньги.

Выход очень простой: 42% экономики Украины находится в тени – последние статистические показатели. Хотя в моих подсчетах – это около 60%. Ищите деньги у частных инвесторов.

Они сейчас все в ожидании. Они не готовы брать на себя риски.

Такая ситуация для инвесторов сегодня. Завтра ситуация изменится. Кризис имеет свойство заканчиваться. Кризис – это одновременно и появление новых возможностей.

Это инвестиционный капитал. А если говорить про долговой капитал, как работает весь мир, когда есть понятная ставка.

Мы – не весь мир. Мы не интегрированы в этот мир. Мы – эпизод этого мира со своими сложностями в данный конкретный промежуток времени. Поэтому я бы хотел сказать только об одном: сейчас не время инвестировать. И все кредиты, которые сегодня берутся – это чьи-то депозиты, которые завтра не вернутся. Социальное напряжение в обществе будет увеличиваться.

Давайте сначала рассуждать логически: что такое реформы в экономике, и что такое реформы в банковской системе. Реформы сами по себе – это возможность качественно изменить то, чем ты управляешь или обладаешь.

Тем не менее, само понятие «реформы» в банковском секторе меня немного пугает, потому что реформы – это когда на месте одного появляется другое. Но когда первое исчезает и не появляется другое – это ликвидация, а не реформы. Для меня слово «реформа» сейчас не уместно, потому что перед реформой сначала должен быть анализ финансового кризиса – где кризис, какой кризис, глубина кризиса. После определения кризиса мы должны определить приоритеты. Потом на основании этого анализа пишется антикризисная программа. После того, как вы сделали эту антикризисную программу, сбалансировали экономику, сбалансировали бюджет, возникает потребность в реформах, чтобы изменения были эффективны долгосрочно. В этом суть реформ.

Реформы – это значит быть еще и эффективными государственными менеджерами. Для этого нужны новые лица, новые мысли, для этого нужны другое видение и решения.
Кроме того, теперь давайте определимся, каким же словом заменить слово «реформы». На что? Очень просто. Обратите внимание на инновации. Обратите внимание на науку. Обратите внимание, что государство должно стать инвестором в науку для того, чтобы наука стимулировала промышленность и развивала экономику. К сожалению, этого сейчас не делается. Мы технологически находимся недалеко от Советского союза. Поэтому у нас нет науки, нет инноваций.

О том, что общего у СССР и Снежной королевы, чему детей должны учить в школе, чтобы они стали успешными, что такое принцип «зеркала», и как он поможет качественно изменить нашу жизнь, читайте через неделю во второй части интервью Анатолия Гулея.  

Загрузка...

Читайте также

Загрузка...